Про новых лидеров

ФБ: Ирина Лех 3 мин. назад
 Максим, ты очень точно и эмоционально описал то, о чем думают и говорят сейчас многие. Спасибо тебе.

… Лично мне надоело отвечать тем, кто продолжает кухонные разговоры про «новых лидеров», которых типа нет.
Нет и не будет, если вы не поднимете свой зад!!!

Максим Верещагин Запорожье против беспредела

«Мама, мы вчера разговаривали по телефону. Я сказала, что поеду сейчас на Майдан, и ты сказала: «Боже мой, зачем? Всё равно менять не на кого, где лидер?». Мама, дело не в лидере. Ты видела нашего президента? Ты действительно считаешь, что его некем заменить? Сережка написал недавно, что ему трудно будет найти замену только в одном месте — в кунсткамере. Скажи, разве он неправ? Дело не в Европе и не в Таможенном союзе. Дело в том, что это наша страна. И у нас болит сердце — одно на всех. У меня болит сердце, когда мою страну выставляют, как проститутку на торги — кто больше даст? У меня болит сердце смотреть на стариков, которые живут напротив. Злобное объявление возле почтовых ящиков сообщает, сколько они должны за квартиру, с каждым месяцем долг растет — и я понимаю, что им просто нечем платить. У меня, мама, болит сердце, когда вы рассказываете мне, что Семья отхватила кусок мыса Айя, там теперь будет дача Януковича. Прямо в заповеднике — и это значит, что мы никогда больше не попадем туда, где гуляли, на тот пляж, где отмечали наш с Димкой день рождения. И мне, мама, надоело ждать, когда ж они нажрутся — они не нажрутся никогда. У меня болит сердце за моих знакомых, у которых отобрали бизнес. За тех ребят, которых избили, а потом кинули в тюрьму, потому что они помешали власти мирным протестом. У меня болит сердце, когда я вижу, как пробегающий мимо взвод Беркута бьет ногами лежащего человека. Каждый, кензоред, беркутовец — одного. Лежащего. Закрывающего голову руками. Непонятно уже, живого ли. У меня болит сердце, когда я вижу эти морды, перекрывающие движение для своих кортежей. И когда донецкие, увидев, как я затормозила, чтобы припарковаться, вываливают из машины с верховно-радовскими номерами и объясняют, что они со мной сделают, потому что я помешала им проехать, а заодно рассказывают, что они сделают с моей семьей, потому что они записали мой номер машины и теперь узнают, где я живу. У меня болит сердце за мою сестру, которая, проработав двадцать лет в школе получает за адский труд чуть меньше тысячи гривен. У меня болит сердце за тебя — ты проработала тяжело всю жизнь, а сейчас единственная твоя надежда не на пенсию, а на помощь детей. Мне не нужен лидер для того, чтобы встать и сказать: «С нами так нельзя!» И кто бы ни пришел на смену, он должен знать: мы можем встать и сказать: «С нами так нельзя». И мы встали и сказали. И мы не уйдем.»

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.